Главный редактор
Татьяна Борисова

Об издании

Первый номер газеты «Русское слово» вышел в феврале 2001 года. Тираж издания – 3000 экз. Периодичность – 1 раз в неделю. Это единственная в стране газета, освещающая многие грани жизни российских соотечественников в Молдове


Адрес редакции
Республика Молдова
г. Кишинев,
Московский проспект, 21
тел. +373 22 49-65-66
факс: +373 22 49-65-85


Подписка
Оформить подписку на «Русское слово» можно в любом отделении связи с любого следующего месяца. Наш подписной индекс: 21555


Авторам
Письма, рукописи, фотографии и рисунки не рецензируются и не возвращаются


Новый шрифт


КОМПЕТЕНТНО
«Не занимаюсь тем, что мне неинтересно»
Автор: Ирина АГАПКИНА

Что касается парламентской деятельности Владимира Односталко, то мы неоднократно слышали его яркие и острые выступления на трибуне высшего законодательного органа, видели телеинтервью с ним, читали о его инициативах и депутатских запросах. Поскольку Владимир является членом парламентской комиссии по социальной защите, здравоохранению и семье, то и темы, по которым он высказывается, имеют к «социалке» самое непосредственное отношение: защита материнства и детства, медицинские услуги, лекарства, пенсии, социальные пособия, борьба с наркозависимостью и многое другое. Но помимо этого Владимир Односталко занимается активной общественной деятельностью, в первую очередь – молодежной политикой; как психолог по основному образованию участвует в национальных и международных проектах, связанных с профилактикой разного рода зависимостей, в том числе в издании по этой теме книжек для детей, и даже… сам пишет сказки!

 

«Право на охрану здоровья гарантируется»

 

Вот этой строкой из Конституции РМ (ст. 36, п.1) Владимир ответил мне на вопрос о правомерности недавнего отклонения правительством республики инициативы депутатов от ПСРМ о том, чтобы наряду с государственным языком инструкции к лекарственным препаратам выпускались и на русском.

 

– А какие же могут быть гарантии здоровья, если человек не имеет возможности узнать подробно о том лекарстве, которое он собирается принимать, и рискует получить тяжелые последствия такого лечения? – продолжил мой собеседник риторическим вопросом. – Кстати, этим отказом нарушена также ст. 34 Основного закона (Право на информацию), – добавил он, процитировав первые ее два пункта:

 

– «(1) Право лица на доступ к любой информации, касающейся общественных дел, не может быть ограничено. (2) Власти в соответствии со своей компетенцией обязаны обеспечивать достоверное информирование граждан об общественных делах и по вопросам личного характера». Поэтому наша фракция готовит сейчас соответствующий запрос в Конституционный суд.

 

– И это уже не первый отказ, насколько я помню...

 

– Да, еще в 2015 году наши депутаты Елена Хренова и Виктор Сорочан выступили с аналогичной инициативой. Но парламентское большинство тогда ее отклонило. Вот и сейчас пытаются погасить схожую инициативу наших коллег по фракции, несмотря на жесткую позицию СЕ в вопросе защиты прав нацменьшинств: вы знаете о резолюции недавно состоявшейся Парламентской Ассамблеи Совета Европы, где выступил с докладом Влад Батрынча. Но мы не намерены опускать руки: как я уже говорил, готовим запрос в Конституционный суд.

 

– Неужели надеетесь на положительное решение?

 

– Трудно сказать… Бывали случаи, когда после наших запросов что-то сдвигалось в лучшую сторону. Во времена, когда председателем КС был Александру Тэнасе, мы с Василием Боля подготовили обращение по поводу платы за аренду школьных учебников. На тот момент за них платили все, кроме социально неблагополучных семей. И КС частично то обращение удовлетворил: теперь государство обязано обеспечить учащихся до 9 класса включительно учебниками бесплатно. К слову, в Кодексе об образовании четко написано: обязательное – до 18 лет. А в каких же классах в этом возрасте учатся?

 

...А штраф за полис всё же отменили

 

Потом последовало наше обращение в КС по поводу штрафов за отсутствие полиса медицинского страхования. Но там была другая ситуация: запрос даже не приняли к рассмотрению – как якобы неаргументированный и относящийся к компетенции Министерства здравоохранения…

 

– Да это вообще бред! Хочу – лечусь, не хочу – не лечусь. Хочу полис – приобретаю, не хочу – буду платить за необходимые медицинские услуги по существующему тарифу…

 

– Дело даже не в «хочу – не хочу». Полис стоит более четырех тысяч леев. Бесплатно его получают пенсионеры, дети до 18 лет, инвалиды, студенты-очники, учащиеся колледжей и профтехучилищ, официально зарегистрированные безработные, матери детей-инвалидов, многодетные матери, в семьях которых от четырех детей и более, беременные – с момента взятия на учет у семейного врача и вплоть до 42 дней после рождения ребенка.

 

Если вы застрахованы по месту работы и отчисляете со своей зарплаты взносы социального страхования, то платить за полис тоже не понадобится. Если же вы не работаете или работаете неофициально – придется раскошелиться. А полис стоит немало (правда, если вы приобретете его до 31 марта включительно, получите 50-процентную скидку). Где неработающий человек возьмет такую сумму, если он каждый день вынужден думать о куске хлеба для себя и своей семьи? Да даже если он где-то подрабатывает, чтобы хоть как-то свести концы с концами, но неофициально? Знаете, сколько народу обращалось ко мне по этому поводу?

 

Но любопытно получилось потом: буквально через пару недель после нашего так и не принятого обращения в КС выходит постановление правительства, в соответствии с которым штрафы с физических лиц за отсутствие полиса аннулируются! Не думаю, что это случайное совпадение.

 

Чем больше штрафов, тем выше зарплата?

 

А вот с еще одним моим запросом получилось не очень удачно – о контроле конституционности ст. 212 Закона № 355-XVI от 23 декабря 2005 года о системе оплаты труда в бюджетной сфере и Постановления Правительства № 172 от 22 марта 2017 года об утверждении Положения о порядке финансового поощрения констатирующих субъектов Генерального инспектората полиции Министерства внутренних дел. Если коротко, то я считаю неправильной и даже опасной, способствующей коррупции, введенную упомянутыми законом и постановлением норму о поощрении констатирующих агентов, в частности инспекторов дорожной полиции, 25-процентной надбавкой от суммы штрафа, соответствующей составленному ими протоколу.

 

Смотрите, что получается: работникам дорожной полиции стало очень выгодно выписывать штрафы – от этого напрямую зависит их доход! «Гаишник» превращается, по сути, в менеджера по продажам. А штрафовать всегда найдется за что – список правонарушений состоит из более чем 40 пунктов: от «прохода по железнодорожным путям в неустановленных местах» (до 500 леев) до «курения в не установленных для курения местах поездов дальнего сообщения и пригородных поездов, на судах» (1500-2500 леев), от «безбилетного проезда в регулярном пригородном, междугородном и международном транспорте» (1000-1500 леев) до «платной перевозки пассажиров лицом, не имеющим лицензии и выданного органом местного публичного управления документа, удостоверяющего право осуществления перевозок в режиме такси» (5000-6400 леев), ну и так далее. Суммы указаны для физических лиц – для юридических они значительно выше. Понятно, что молодых ребят нужно стимулировать: базовые зарплаты у них мизерные, инспекторов не хватает, но к чему это может привести? Аппетиты растут: получал пять тысяч вместе с ночными дежурствами и прочим – теперь 20 тысяч, да и этого потом покажется мало! Такая система развращает… Но хуже всего, что теперь это решение КС нельзя изменить в дальнейшем: согласно закону о КС, обращение по одному и тому же поводу возможно только единожды. И точка. Надеюсь, когда мы придем к власти, поменяем эту норму законом.

 

– А чего это Вы занимаетесь «непрофильными» для вашей комиссии вопросами: образование, штрафы? Ведь это сферы компетенции других комиссий?

 

– Видите ли, социальная сфера очень часто тесно переплетается, пересекается с другими – такова ее специфика. Есть комиссии, работа которых направлена на более или менее узкую сферу, затрагивает интересы определенной части общества, а наша – абсолютно всех граждан. И это очень ответственно.

 

Казалось бы, пенсии – это область интересов только людей пожилых. Но когда-то эта проблема коснется каждого из нас. Да и сейчас даже у молодых есть родители-пенсионеры, бабушки-дедушки… И за них больно.

 

Кому больше выгодна индексация?

 

Вот недавно отобрали возможность досрочного выхода на пенсию. Раньше можно было выйти на пенсию, если у конкретного лица возникала такая необходимость, на три года раньше, теперь – нет: только по достижении стандартного пенсионного возраста. А ко мне приходит человек и чуть не плачет: не могу больше работать, сил совсем не осталось.

 

Или по поводу перерасчета пенсий работающим пенсионерам. Давным-давно поднимался этот вопрос: почему, если человек пенсионного возраста продолжает работать, делает отчисления с соцфонд, в фонд медицинского страхования, к его пенсии ничего не добавляется? Как минимум, надо было освободить его от этих выплат. Я  не перестаю повторять: перерасчет необходимо производить раз в два года, что в среднем соответствует международной практике, – где-то перерасчет производят ежегодно, где-то раз в три года, раз в пять лет, ну и так далее.

 

Наконец, добились: этот пункт появился. Но оказался он хитрее некуда: да, перерасчет будет теперь производиться раз в два года. Но кому? Внимание! – Только тем, кто вышел на пенсию после 1 января 2017 года! А если вы до сих пор работаете, находясь на пенсии уже десять лет, вам ничего перерассчитывать не будут. Естественно, как и тем, кто уже не работает, но после пенсии трудился еще энное количество лет. То есть в пролете оказались порядка 200 000 работающих пенсионеров. Кто они? У нас 35 процентов работающих педагогов – пенсионного возраста, чуть меньше медиков… Не заслужили? А ведь они за годы «послепенсионной» работы выплатили в фонд социального страхования очень приличные суммы: 6 % в год платит сам трудящийся и еще 23 % – его работодатель, но за этого же конкретного человека! Итого – 29 процентов от заработка! А самому пенсионеру от этого – дырка от бублика.

 

Есть и другие вопросы по пенсиям – в частности, по их индексации.

 

На этом вопросе Владимир остановился особенно подробно: по его мнению, и индекс инфляции рассчитан неверно, и индекс потребительских цен сейчас не учитывается, и лей укрепился, в результате чего государство «заработало» на индексации пенсий, по расчетам Односталко, порядка 300 миллионов леев.  Бывший министр труда, социальной защиты и семьи Стелла Григораш, говорит Владимир, с его доводами не согласилась: мол, расчет неверный. Так как мы не специалисты в этой области, а всего лишь журналисты, не будем вдаваться в детали этого спора, но по житейскому опыту можем предположить, что государство в целом и чиновники в частности никогда и ничего себе в убыток не сделают. В дальнейшем попробуем в этом вопросе разобраться с помощью независимых экспертов-экономистов.

 

Есть ли конфликт между частной и государственной медициной?

 

Поскольку в редакцию нередко обращаются люди с жалобами на медицинское обслуживание, да и сами мы не на облаке живем – тоже пользуемся медуслугами, то не могли не затронуть вопрос о том, «сколько стоит здоровье в Молдове», в частности для владельцев медицинских страховых полисов. Не секрет, что даже имея такой полис, мы платим на каждом шагу… Что нужно изменить в законодательстве, чтобы система исправно заработала?

 

Один из фрагментов беседы по этой теме нам показался особенно интересным…

 

– У нас коррупция идет с уровня медицинских чиновников. Частично мы сами виноваты: привыкли «благодарить», даже если никто на этом не настаивает. Есть немало докторов, которые никогда больного или его родственников не принуждают к взяткам: решили его «поощрить» – он возьмет, но сам ничего не инициирует. И свой долг врачебный долг в любом случае выполнит: и с деньгами, и без них. А если врач «выуживает» из вас деньги, причем самым наглым образом, – за это надо наказывать, хотя я и не сторонник карательных мер.

 

Но обозначилась и другая проблема: конфликт между частной и государственной медициной. Деньги утекают из государственной медицины в частные карманы. У меня есть твердое убеждение (подчеркиваю: это мое личное мнение): следует запретить врачам работать одновременно и в частном, и в государственном лечебных учреждениях. Потому что «сидящие на двух стульях» выводят – практически поголовно – деньги в частный сектор. Мало кто не сталкивался с такими врачами, которые предложат лечить вас в частной клинике: мол, и условия там лучше, и медикаменты, и оборудование, а при наличии страхового полиса всё равно основные траты компенсируются CNAM – Национальной кассой медицинского страхования.

 

А знаете ли вы о том, что эта самая CNAM, в соответствии с протоколами лечения (в частной этот протокол состоит из числа медицинских услуг, вдвое превышающего их количество в государственной), выплачивает, допустим, РКБ за одну и ту же операцию в два с лишним раза меньше, чем частной клинике? И всё, вроде бы, по закону!

 

– Ну, Вы рисуете прямо апокалиптическую картину! Что ж, надеемся на вас – честных законодателей, не лоббирующих меркантильные интересы частников и не имеющих с этого никаких дивидендов…

 

И последний вопрос, который не могу не задать Вам как корреспондент «Русского слова»: почему не исполняется – опять же, в области медицины – действующий Закон о функционировании языков, статья 7-я которого гласит – извините за длинную цитату: «Для руководящих работников, работников органов государственной власти, государственного управления и общественных организаций, а также для работников предприятия, учреждений и организаций, по долгу службы общающихся с гражданами (здравоохранение, народное образование, культура, средства массовой информации, транспорт, связь, торговля, сфера, обслуживания, жилищно-коммунальное хозяйство, правоохранительные органы, аварийно-спасательная служба и др.), независимо от национальной принадлежности, в целях обеспечения права гражданина на выбор языка устанавливаются требования в части владения молдавским,  русским, а в местностях с населением   гагаузской национальности и гагаузском языками на уровне общения, достаточным для выполнения трудовых, служебных и должностных обязанностей»? И что с этим делать? Ведь нередки случаи, когда молодые специалисты практически не могут говорить на русском, а их коллеги постарше – просто не желают...

 

– Отвечу коротко: требования закона, которые не отменены, должны строго соблюдаться. Тем более что каждый из нас в той или иной форме (в первую очередь налогами, отчислениями в фонд медицинского страхования) оплачивает обязательные медицинские услуги. Закон не исполняется, потому что властям выгодно разжигать межнациональную рознь: это отвлекает людей от многих по-настоящему серьезных проблем государства. Да, врач обязан объясняться с больным по крайней мере на двух языках: на молдавском – как на государственном и на русском – как на языке межнационального общения, которым владеет абсолютное большинство представителей этнических меньшинств в нашей стране, да и сами молдаване. И визуальная информация в медучреждениях тоже в обязательном порядке должна быть на обоих языках, а в Гагаузии – еще и на гагаузском, в Тараклии – еще и на болгарском. Это предусмотрено нашим законодательством и должно реализовываться. Кстати, у Елены Хреновой есть соответствующий законопроект, он сейчас готовится к вынесению на пленарное заседание.

 

...С Владимиром Односталко мы осуждали еще множество тем. Говорили о проектах законов по защите материнства и детства, о том, что слишком поспешно было принято решение о закрытии интернатов, что во всей республике всего четыре (!) специалиста по работе с детьми в ситуации риска, а должны быть в каждой примэрии. Даже в столице такого специалиста нет! Что уж говорить о селах… Всё потому, что оплата его труда осуществляется из средств местного бюджета, а примар не знает, какие дыры раньше латать: то ли крышу в школе починить, то ли разваливающиеся кроватки в детсаду заменить…

 

Привел Владимир и удручающую статистику по рождаемости и смертности в республике: вилка между двумя этими показателями все увеличивается и увеличивается.

 

– У нас 33-36 тысяч человек в год рождаются. Детская смертность на первом году жизни, по данным за 2016 год, – 378 человек, – говорит Владимир. – По истечении года – еще семьсот детишек. Самая высокая детская смертность в Европе! Общая смертность населения – 42-43 тысячи в год, в большинстве это люди преклонного возраста. Я подсчитал: 2200-2300 человек в месяц – то есть население не самого маленького села. И каждый месяц – минус одно «село». Это страшно…

 

Где произрастают политики

 

– Какой-то совсем мрачный разговор у нас получается. Хотя производите впечатление весьма позитивного молодого человека. А давайте расскажите о себе: откуда родом, где учились, что делали до «депутатства»…

 

– Родился я в украинском селе Ферапонтьевка, в Гагаузии, там проучился в местной школе шесть лет; потом, когда учителя стали разъезжаться, мама перевела меня в школу ее родного села Томай – большую, на 1200 учащихся, там было по четыре класса в параллели. А после 9-го класса родители меня снова перевелся – уже в Комрат, в первую школу, ставшую позже лицеем им. Г. А. Гайдаржи. Окончив 11 классов, поступил в кишиневский Криминологический университет, на факультет юридической криминологии, по специальности «психолог-криминалист». Параллельно учился там же в 12-м классе, сдал бакалаврские экзамены. Но через год наш вуз лишился лицензии – и я, сдав разницу, продолжил обучение в Международном независимом университете Молдовы (ULIM), на факультете психологии.

 

– Действительно приличный вуз?

 

– Я вам так скажу: он учит учиться. Хочешь – прекрасно выучишься, не хочешь – как хочешь. Поскольку обучение там платное, сначала помогали родители, два последних года справлялся сам: подрабатывал, что позволяло мне и съемную квартиру оплачивать. Получив диплом в 2007-м, сразу поступил (на мастерат) в Академию публичного управления при Президенте РМ, которую окончил в 2009-м. Состоял в комсомольской организации, у нас была очень живая, насыщенная, интересная жизнь. Так я стал «общественником», участвовал во многих проектах.

 

Ну а с 2011 года, когда начала возрождаться Партия социалистов, я стал одним из тех, кто «строил» молодежное крыло ПСРМ – «Молодую гвардию», совместно с Владом Батрынча, Юрой Витнянским, Мариной Радван, Женей Туканом и другими. Мы создали эту организацию, а наш первый съезд состоялся 11 декабря 2011 года. Весь 2012 год ездили по республике, создавали филиалы, организовывали протестные акции. С тех пор активно занимался молодежной партийной работой. Ну и параллельно трудился в частных компаниях, занимаясь разными видами деятельности. Но главной для меня всегда оставалась общественная, партийная работа.

 

– Сколько вас, молодежных активистов, входят теперь в парламентскую фракцию ПСРМ?

 

– Самый молодой депутат от Партии социалистов – Марина Радван, второй руководитель «Молодой гвардии» (первым был Антон Лядский, а сейчас, после Марины, – Виктор Поляков). Когда формировался список, Игорь Николаевич делал ставку на молодежь: идите дальше, доказывайте свою политическую состоятельность! Депутатами парламента стали бывшие активисты «Молодой гвардии» Влад Батрынча,  Григорий Новак, Василий Боля – всего вместе с Мариной и со мной шесть человек. Столько же молодогвардейцев – в столичном муниципальном совете (из 19!), а советников по республике, помощников депутатов так сразу и не сосчитать...

 

– Каков предельный возраст члена «Молодой гвардии»?

 

– 30 лет. Так что я уже в статусе почетного молодогвардейца.

 

– Чувствуется, что политика Вам всё еще интересна…

 

– Я не занимаюсь тем, что мне неинтересно. Если когда-то общественно-политическая деятельность перестанет меня привлекать, я не потеряюсь: это для каждого из нас колоссальный опыт, та школа, которой нигде больше не получишь, она дает навыки дисциплины, знание законов и механизмов управления. Но я и сейчас занимаюсь не только политикой: есть и другие занятия, где, в частности, я могу проявить свои профессиональные знания.

 

Наркотики и сказки – вещи совместимые?

 

– Вы, наверное, имеете в виду проекты, связанные с противодействием наркозависимости?

 

– Скорее, любых зависимостей. Одно из самых интересных для меня сейчас направлений – профилактическая работа с детьми, которые пока совсем ничего не знают о наркозависимости…

 

– Ну вот благодаря вам и узнают. Зачем это нужно?

 

– Вы демонстрируете один из ошибочных стереотипов мышления: мы не говорим им о наркотиках, но исподволь подводим к тому, что любая зависимость – это плохо. Я являюсь почетным председателем общественной организации CIPIDA – это международный центр по профилактике зависимостей, возглавляемый Мирчей Греку, моим коллегой-психологом. У нас одних только педагогов две тысячи задействовано, а также студенты-психологи, волонтеры.

 

Обычно профилактическую работу начинают с ребятами-подростками – 14+. Но это поздно! А как говорить с детьми о проблемах? Лучше всего – с помощью  сказки. В этом смысле примером для нас стал Виктор Иванов, бывший директор Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН), написавший сказку «Сладкая ловушка», которая воспитывает в детях неприязнь к наркотикам и ко всему, что с ними связано, с раннего детства. Он назвал ее «государственной сказкой».

 

И мы решили: а почему бы нам не пойти по этому пути? Так родилась «Сказка о потерянной радости», которую написали Мирча Греку и его мама Жанна Греку, Кстати, 1 апреля состоится премьерный показ ее постановки на сцене «Лучафэрула». Потом наша «сказкотерапия» получила продолжение: были изданы сказки «Кроссовка и Шлепанец» (об игровой зависимости), «Как Медвежонок меру искал» (о чувстве меры), «Страшная сказка» (о преодолении страхов), «Детективная история» (об агрессии). Совсем недавно все они были собраны под одной обложкой. Сборник получил название «В гостях у медвежонка Марми».

 

Это уникальный проект! Сказки, уверяю вас, интересны и полезны как для детей, так и для взрослых. Похвастаю: у нас хотят купить авторские права на них и россияне, и румыны (сборник издан на двух языках). Сейчас на выходе еще одна сказка...

 

Согласитесь: политик, пишущий сказки, – явление не столь частое. Но – знаковое: добрая, поучительная сказка нужна не только детям, но нам всем. Хочется верить в лучшее будущее, когда и надежд-то на это почти не осталось. Но, зная о том, на что заряжены молодые политики-социалисты, вспоминаешь слова почти уже забытой жизнеутверждающей песни: «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью...». Пожелаем же этого и Владимиру, и его товарищам-единомышленникам.