Главный редактор
Татьяна Борисова

Об издании

Первый номер газеты «Русское слово» вышел в феврале 2001 года. Тираж издания – 3000 экз. Периодичность – 1 раз в неделю. Это единственная в стране газета, освещающая многие грани жизни российских соотечественников в Молдове


Адрес редакции
Республика Молдова
г. Кишинев,
Московский проспект, 21
тел. +373 22 49-65-66
факс: +373 22 49-65-85


Подписка
Оформить подписку на «Русское слово» можно в любом отделении связи с любого следующего месяца. Наш подписной индекс: 21555


Авторам
Письма, рукописи, фотографии и рисунки не рецензируются и не возвращаются


Новый шрифт


ПРАВА ЧЕЛОВЕКА
Динамика очевидна
Автор: Ирина Агапкина

Как мы и обещали в прошлом номере «РС», своими впечатлениями о недавно состоявшихся в Госдуме России парламентских слушаниях «О современной политике Российской Федерации в отношении соотечественников, проживающих за рубежом», с нами делится делегат от Молдовы – руководитель Информационно-аналитического правозащитного центра при Координационном совете российских соотечественников в РМ Михаил СИДОРОВ.

 

– Я не первый раз принимаю участие в подобных мероприятиях, которые проводит Государственная дума, начиная от созданного при ней в середине 90-х годов Совета соотечественников. Тогда в его состав входили только представители стран СНГ...

 

Проблемы соотечественников всегда были и остаются в центре внимания Российского государства и его высшего законодательного органа. Об этом, в частности, свидетельствует их «выход» на законодательный уровень: собравшиеся были ознакомлены с законопроектом о внесении поправок в законы «О гражданстве Российской Федерации» и «О правовом положении иностранных граждан в РФ», который представил его автор – заместитель председателя Комитета по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками Константин Затулин.

Этот документ стал, по сути, главной темой обсуждения на слушаниях и был положительно воспринят собравшимися. Посланцы 30 стран, в первую очередь – постсоветских государств, выразили озабоченность тем, что существует еще много препятствий, усложняющих соотечественникам получение российского гражданства.

 

 

Встречу могу оценить как очень полезную, конструктивную. Она проходила в режиме нон-стоп, фактически без перерывов. С докладами, сообщениями и в прениях по ним выступили несколько десятков человек – напряженнейший график. В условиях сложившейся международной ситуации по отношению к России, того уровня русофобии, который в некоторых странах принимает поистине угрожающий характер, соотечественники особо нуждаются в защите со стороны Российской Федерации. Не в последнюю очередь – в юридической.

 

Игорь Паневкин, исполнительный директор Фонда поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом, говорил о деятельности Фонда, созданного в 2012 году, о ее результатах. За 5 лет юридическая помощь была оказана 60 тысячам соотечественников в 40 странах мира.

 

Я в своем выступлении поддержал положительный опыт и саму идею создания Фонда, который помогает нам получать правовую защиту. Особо остановился на работе правовых центров по защите соотечественников в странах проживания. Обратил внимание на то, что такие правозащитные центры, созданные при страновых координационных советах соотечественников, призваны не только оказывать консультативную и юридическую помощь (прежде всего адвокатскую, при защите интересов соотечественников в суде). Но им следует больше внимания уделять мониторингу, исследованию, контролю за соблюдением властями в странах проживания национального и международного законодательства в области защиты прав национальных меньшинств.

 

К Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств, к Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств присоединились многие европейские государства, но насколько положения этих международных правовых актов и соответствующих национальных соблюдаются?

 

Я рассказал о работе нашего правозащитного центра на фоне сложившейся в Молдове ситуации с соблюдением прав русскоязычного населения, российских соотечественников. О наших проблемах с сохранением русского языка, о тех рисках, которые возросли с принятием Кодекса об образовании. Поделился опытом проведения экспертных исследований, информационной деятельности, сотрудничества с парламентом, ведомствами, с международными организациями, аккредитованными в республике. Заметил, что мы в последние годы стали уделять значительно больше внимания работе региональных этнокультурных организаций по защите своих прав.

 

К сожалению, за недостатком времени очень сложно было излагать всё это развернуто. Но я представил письменные тезисы своего выступления, так что представление о том, как работает наш правозащитный центр и каково реальное положение дел с соблюдением прав соотечественников в Молдове, участники слушаний получили.

 

Отдельно хотел бы сказать о проекте рекомендаций, принятом по итогам парламентских слушаний. Помимо констатации существующих проблем, в них содержатся конкретные поручения по разным аспектам их решения – по совершенствованию законодательства, политической, юридической и гуманитарной поддержке соотечественников и т. д. Адресованы эти рекомендации как законодательной, так и исполнительной власти РФ – начиная от Федерального Собрания и правительства и заканчивая СМИ, общественными организациями и деятелями культуры.

 

В констатирующей части Рекомендаций было обращено внимание на то, что «участвующие в евразийской интеграции и СНГ страны обеспечивают нашим соотечественникам бóльшие права по сравнению с другими странами». Это понятно – нас на постсоветском пространстве намного больше, чем в странах дальнего зарубежья. С момента развала Союза вне пределов исторической родины осталось более двадцати миллионов бывших советских граждан. Отмечается, что в Белоруссии русский язык является государственным, в Казахстане он официально употребляется наравне с казахским, в Киргизии используется как официальный язык. Приводились примеры и по другим странам, где так или иначе права соотечественников закреплены законодательно. К сожалению, Молдова в их число почему-то не попала, хотя и наш опыт в этом плане можно счесть показательным: у нас приняты Закон о функционировании языков, где статус русского определен как язык межнационального общения, Закон «О правах лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, и правовом статусе их организаций», Концепция национальной политики... То есть мы обладаем определенной правовой защитой. Другое дело, что у нас «выпали из обоймы» Закон о документах национальной паспортной системы, Закон об образовании – правовые акты, которые либо отменены, либо выхолощены, в результате чего наши права пострадали.

 

В Рекомендациях говорится, что за последние 15 лет в сфере поддержки и консолидации зарубежной русской общины было сделано немало. Появились общественные структуры, призванные объединить усилия организаций российских соотечественников, – страновые координационные советы, во главе которых находится Всемирный координационный совет. Каждые три года собирается Всемирный конгресс соотечественников. На поддержку соотечественников за рубежом и сохранение русского языка и российской культуры в мире нацелена деятельность большой сети государственных и неправительственных структур: МИД и подчиненных ему посольств, консульств России за рубежом, Россотрудничества; комитетов Госдумы и Совета Федерации, ряда министерств и ведомств, в том числе Главного управления по вопросам миграции МВД РФ (бывшего ФМС), реализующего, в частности, Госпрограмму содействия добровольному переселению в Россию; Фонда «Русский мир», Фонда поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом, и др. Упомянуты и Правительственная комиссия по делам соотечественников за рубежом, Департамент по работе с соотечественниками МИД России.

 

А вот далее следует очень важное замечание: «Ежегодно звучат отчеты о вовлечении новых организаций в процесс консолидации, о проведении большого количества различных культурно-массовых мероприятий. Но никогда не делалось замеров эффективности реализуемых мероприятий в рамках таких программ. Нет в отчетах информации, что в том или ином государстве изменилось отношение к России, что снизился градус русофобии или что у России за определенный период времени появились новые союзники».

 

Затем – такой критический момент: «Расширение деятельности Россотрудничества, ведущей структуры в системе исполнительной власти, работающей по гуманитарным программам поддержки соотечественников, сдерживается недостаточным ресурсным обеспечением. Несмотря на неоднократные решения, принятые руководством страны, об усилении деятельности по сохранению и развитию Русского мира, вопрос адекватного финансирования Россотрудничества не решается со времени его создания в 2008 году. В то же время аналогичные институты во многих странах мира имеют бюджеты, в десять раз превышающие российские расходы. Ситуация, которая на сегодня сложилась в обеспечении работы по поддержке Русского мира, идет вразрез с цивилизационными интересами Российской Федерации.

 

Дело, однако, отнюдь не только в недофинансировании данного направления государственной политики. Решение многих вопросов, важных для укрепления позиций российских соотечественников за рубежом, нуждается не столько в дополнительном финансировании, сколько в более осмысленном подходе, надлежащем законодательстве, большем внимании и уважении интересов самих наших соотечественников за рубежом».

 

На моей памяти впервые звучит такая констатация. И это очень важно. Как и рекомендация правительству России поддержать инициативу МИД по открытию центров юридического содействия соотечественникам за рубежом.

 

– Михаил Илларионович, задаю вопрос от имени многих наших читателей: как скоро, по Вашему мнению, законопроект «Затулина – Поклонской» может превратиться в закон?

 

– Вы понимаете, что я не могу на него ответить. Одно знаю наверняка: этому законопроекту предстоит пройти долгий путь. Но необходимость в нем давно назрела, о чем говорили многие выступающие из разных стран. Напомню: еще в 2012 году Президент Владимир Путин дал поручение правительству подготовить проекты документов, позволяющие значительно сократить и упростить процедуру приема в российское гражданство. В первую очередь – носителей русского языка, родственники которых по прямой восходящей линии ранее проживали на территории Российской Империи и СССР. Правда, тогда речь шла все-таки о тех, кто переезжает в Россию на постоянное местожительство и отказывается от гражданства страны своего прежнего пребывания. В законопроекте Затулина акценты иные. Вы знаете, что многие считают требование отказа от гражданства другого государства чрезмерно жестким, поднимал этот вопрос и президент Молдовы Игорь Додон. Что получится в итоге и когда это произойдет – увидим. Будем надеяться на лучшее.

 

– Что Вы думаете по поводу обращения Президента Игоря Додона к нашему правительству с требованием исключить из школьной программы «Историю румын» и ввести «Историю Молдовы»? Как расцениваете его заявление – в ходе интервью одному из российских каналов – о необходимости вернуть обязательное изучение русского языка в школы страны?

 

– И первое, и второе я воспринял, как говорится, «с чувством глубокого удовлетворения». Вы знаете, что в своих публикациях и выступлениях на разного рода форумах я неоднократно касался этих вопросов, особенно по поводу русского языка. Говорил, что с принятием нового Кодекса об образовании наши власти фактически отказались от принципа билингвизма, исторически сложившегося в нашей республике и регламентированного предыдущими законами. Много лет подряд мы бьем тревогу: многонациональную полилингвистическую Молдову целенаправленно превращают в унитарное, моноэтничное и моноязычное государство, а точнее – в придаток соседнего. И меня радует, что наш Президент последовательно борется с этими тенденциями. Даже если его инициативы в ближайшее время не увенчаются успехом, поддержка значительной части населения, в первую очередь – национальных меньшинств, ему обеспечена.

 

По поводу замены курса «История румын» на «Историю Молдовы» хочу еще заметить, что более 10 лет назад, когда на короткое время «Историю румын» заменили «Интегрированной историей», этот переход обосновывали экспертной оценкой Совета Европы. Её суть: курс «История румын» является дискриминационным по отношению к другим этническим группам, населяющим Молдову». Но у нас прекрасно научились «забывать» то, что невыгодно помнить...

 

– И последний вопрос: как Вы восприняли отказ министра транспорта и дорожной инфраструктуры Юрие Киринчука выполнить решение Совета по предупреждению и ликвидации дискриминации и обеспечению равенства – принести публичные извинения за свое заявление, опубликованное в его блоге и распространенное СМИ, о том, что «большинство русских – лентяи и пьяницы»? Более того, министр намерен оспорить это решение в суде...

 

– Претензии к г-ну Киринчуку есть не только у упомянутого Совета. Хочу напомнить читателям: две недели назад «Русское слово» опубликовало информацию о том, что в муниципальный суд Кишинева нами направлен иск о защите чести и достоинства с требованием к ответчику, т. е. Киринчуку, об опровержении своих слов и принесении извинений за разжигание межнациональной розни.

 

Для тех, кто не знаком с этой публикацией, разъясню подробнее. До подачи иска в суд общественные организации российских соотечественников дважды обращались к Генеральному прокурору республики с требованием о привлечении Киринчука к уголовной ответственности по статье 346 УК РМ за умышленные действия, направленные на разжигание национальной вражды.

 

Так как эти обращения не были рассмотрены, руководители упомянутых организаций направили Ю. Киринчуку предварительное заявление, в котором предлагалось, чтобы он опроверг свои слова, порочащие честь и достоинство многих тысяч жителей Молдовы, относящих себя к русскому этносу. Заявление Киринчука глубоко оскорбило их, и теперь они, в лице своих представителей, требуют наказания ксенофобу через суд – возмещения морального вреда, причиненного его высказываниями.

 

– Что-то уже сдвинулось с места? В иске не отказали?

 

– Суд принял иск, но настораживает то, что судья обратился к истцам с просьбой «конкретизировать свои претензии». Притом что в нашем заявлении все четко изложено – куда уж конкретнее! Мой профессиональный опыт подсказывает, что нам предстоит непростая борьба за справедливое судебное решение.